black_marya: (Clive Barker)
Не могу не поделиться! Вот:

В качестве одного из мифологических образов, символизирующих одновременно политического лидера и страну, в постсоветской России был актуализирован образ медведя.

С образом медведя в силу особенностей своей внешности, поведения и происхождения в постсоветское время был ассоциирован прежде всего Б. Н. Ельцин. Своими радикальными политическими и социально-экономическими реформами первый президент России способствовал формированию новой российской политической системы и новых социальных групп, в частности, наиболее заметной и амбивалентно значимой для складывавшегося при нем общественного строя – предпринимателей-нуворишей («новых русских»), стремительно и нередко по-медвежьи нахраписто обогатившихся на волне первоначального накопления капитала 1990-х гг. В свете этого ассоциация Б. Н. Ельцина с образом медведя видится соответствующей такому мифосимволическому аспекту данного образа, как медведь-первопредок (тотем).

Read more... )
black_marya: (Default)
... они, конечно, не прошли, но не поделиться этим сейчас же я не могу.

black_marya: (Default)
- Ну прям не знаю, за кого голосовать-то. Все такие сволочи.
- Да за кого угодно, кроме Путина.
- Ну, это понятно. И за Прохорова я тоже не буду - слишком уж он борзый. Трое остаются, но как из них выбрать, они конечно не такие гады, но тоже противные.
- А вы бросьте жребий.
- О, точно! Отличная идея!
Дама берет лист бумаги, расчерчивает его на три сектора и крутит ручку, как рулетку. Выпадает на одного из трех "не таких гадов".
- Отлично, за этого и проголосую.
Идея нравится собеседнику, он тоже начинает крутить рулетку. Вокруг собирается народ, начинают болеть, делать ставки. Все участвуют по очереди.
Выстраивается очередь к бумажке с ручкой.
Подходит член УИКа с грозным видом: "Что это здесь происходит!?"
- Честные выборы.
black_marya: (Clive Barker)
Искала книжков на почитать, чтобы по-испански. Нашла...



Это, бесспорно, вне конкуренции. Но вообще там же много чудного:
The Spanish Prince's Virgin Bride; A Spanish Vengeance; Spanish Magnate, Red-Hot Revenge, The Spanish Conquest; Kept by the Spanish Billionaire; Surrender to Her Spanish Husband; The Secret Spanish Love-Child...

Посмотреть что-ли, а что даст поиск по слову Russian?!!
black_marya: (читаю)
Постмодернисткий роман, в котором контексты и образы прочитываются на 100% - это совершенно непередаваемое ощущение. Странное. Видна и вся творческая кухня писателя, и вся изнанка романа, словно вышивка с изнаночной стороны, мгновенно прочитываются имена и тайные смыслы. Отдельно странно, что знакомая и любимая с детства сказка о Марье Моревне рассказывается на английском языке... И та радость новизны, которую Катерина Валенте вкладывает в обыденные вещи - клейстер, банки, горчичники, маринованные огурчики... конечно же, водку и икру...  Насыщенность простыми и понятными вещами, описанными с таким восторгом и энциклопедической точностью, выводит повествование на грань анекдотического... Впрочем, когда экспозиция, вводящая столь любовно в столь знакомый контекст, завершается, вышивка становится гуще, фантазия - безудержнее, и сказка становится полнокровной и живой. Уже не старательно русской, а запредельной. Контекст затмевается новым видением и новыми смыслами. И город Кощея, и его смерть по-настоящему живые. Как и сам Кощей. Если не прочтете роман, не поверите, каким трогательно, мучительно живым и притягательным...

black_marya: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] spichechka в Перепостите это число - 632305222316434
- если тоже считаете, что результаты выборов фальсифицированы.

Поисковики позволят подсчитать сколько раз эта цифра появляется в Интернете - то есть сколько людей согласны с этим мнением.

Просто поставьте его в любом месте у себя в блоге, ленте, сайте, где угодно.


black_marya: (Default)
Выставка Кандинского сравнительно небольшая и значительной частью состоит из этюдов, захватывая период 1903-1912 гг., связанный с "Синим всадником".

Но как интересно и напряженно - искать ключи к Кандинскому, пробиваясь сквозь хаос, густоту и направленность мазков, сквозь чистоту и плоскостность красок... Мазки в какой-то момент становятся ветром, цвета организуют пространство и, видимо, мир. Белый скрепляет контрасты. Синий определяет пределы. Зеленый связует. Теплые бежевые и красные рисуют плоскости материального мира. Повторяющиеся символы: дороги, храмы, реки, горы, холмы. Удивительно, но звучной и понятной стала, тоже впрочем представленная более легко прочитываемым этюдом, Композиция VII.
Осторожно, картины )
black_marya: (чюрленис)
С чего начать? Со степи, забайкальской степи 1945 года.

"Предрассветная степь лежала перед ним, безмолвно обещая множество путей, маня сделать шаг, раствориться в ней, стать полынью. Воздух был неподвижен, как скорбь, как утрата близкого человека или как великий артист, которому не нужны жесты, чтобы выразить самые глубокие чувства."

Степь задает ритм романа: "она, естественно, предполагает длинные, синтаксически развернутые конструкции, историческую фактуру и линейность повествования". Степь кажется, мерещится, манит, обманывает. Это и детские игры "в войну", "поиски Гитлера", волчонок, которого мальчишка выдает за щенка, жаворонок, которым он мечтает стать, погибнув на войне, загадка шахты, в которой умирают один за другим пленные японцы, запрятанная где-то контрабандная водка, поджидающая смерть, обереги ушедших с нажитых мест бурят, память, ненависть неотличимая от любви.

Степь как необъятное пространство и пустота империи, которое каждый человек заполняет чем-то своим... "В романе ведь империи как таковые отсутствуют. Мимо станции идут эшелоны на какую-то далекую войну…
Но эти двое — русский мальчишка и пожилой японский военнопленный врач — они выброшены из своих имперских систем. Им нужно их чем-то замещать, понимаете? "

Роман в общем-то краток. Нет, точнее, он сокращен. Поначалу роман задумывался как "эпос в шолоховском стиле", и это ощущение о него сохраняется. Язык то лиричен, то обыденно груб. Герои, показанные глазами десятилетнего мальчишки, немножко "ненастоящие", как все взрослые в восприятии детей. Тем не менее все характеры и секреты прочитываются безусловно. После, на вырост.

Именно в этом простодушном "на вырост" и заключена сила романа, который в общем-то говорит о человеке и империи. Русском мальчишке и японском самурае. "Поиски национальной самоидентификации, возрождение — давайте назовем его так — имперского мышления очевидно предполагают некую внутреннюю агрессию. Интеллектуальную агрессию в том числе. И самая сильная по агрессивности тема — это, конечно, тема войны. Попытка исследования войны (по крайней мере у меня) есть явный отклик на то, что происходит сейчас с Россией. Она усиливается."

И пусть к империям я отношусь равнодушно, роман достойный.
black_marya: (Clive Barker)
Утащила из блога Катерины Валенте...

It's well know around here that justbeast's father tells the best stories. His delivery is awesome, and they are always improbable and hilarious and often unintentionally upsetting to the American girl who has to be jolted occasionally into the Soviet sense of humor.

...
A man takes his young son to the construction site where he works and tells the foreman: "I need a job for my boy, please help me out. He's a good worker, he only needs something simple."

The foreman says: "Of course! We can get him working on this site right away, carrying and measuring and hammering, what have you. 100 rubles a month!"

The man says: "Oh no, that's too much! You're too generous! We only need a job that pays 30 rubles a month!"

The foreman frowns sadly. "I'm sorry my friend. For that kind of job you need a PhD."
black_marya: (человеческое лицо)
Очередная книга Баркера про море снов, отступив, оставила мне сломанную игрушку - странный вопрос: что же снится России?

Из стародавнего интервью Клайва Баркера: "Я хотел в "Книгах Искусств" сказать об Америке нечто такое, что мне, надеюсь, удалось рассказать об Англии в "Сотканном мире. Если в двух словах, книга - о Голливуде, сексе и Армагеддоне".
("Succinctly put, it's about Hollywood, sex and Armageddon. I wanted to do for America with 'The Art' what I hope I accomplished by setting 'Weaveworld' in England.")

Возможно поэтому, многое в книге показалось... чуждым мне. Начиная с псевдоидиллических декораций романа - маленький городок, американская мечта, налаженный быт, мелочная религиозность, - и заканчивая самой идеей Армагеддона. Собственно говоря, мне кажется, именно эта антитеза определяет мифологическую суть Америки. Не случайно, американцы снимают все новые и новые фильмы-катастрофы, а в остальном мире этот жанр не распространен и вовсе не потому, что требует огромного бюджета. Просто для европейского (и российского) сознания идея Армагеддона не является болевой... Я, конечно, плохой судья, так как это все - очень и очень не мой жанр, но единственный европейский роман об Армагеддоне, который я читала - это "Благие предзнаменования" Пратчетта и Геймана... что, собственно говоря, само по себе очень значимо - ведь это фарс.

Тема налаженности и скуки жизни, возможно, ближе европейцам, чем нам, но все же - другой полюс, а следовательно и вся мифотворческая динамика иная. Мне кажется, европейская антитеза - это рационализм и непознаваемое: хаос, бессознательное, фанатизм, безумие, эскапизм. Вот поэтому Америка - родина научной фантастики, а Англия - фэнтези.

Так что же снится России, какие ключи питают ее мифотворчество? Из полузабытых Стругацких, Бесов, Капитанской дочки и собственных страхов я сложила такую антитезу: обыденный деспотизм, маленькие человечки и бесовское начало русского бунта. И тот и другой полюс связывает одно - потеря смысла жизни.

Deathless

Nov. 23rd, 2010 01:16 am
black_marya: (Default)



Обложка красивая, но книжка-то должна быть вариацией сказки про Марью Моревну и Кащея Бессмертного... в сталинской России... Интересно, что же проассоциировал художник? Хотя... хоругви, вороны, "воронок"... Или это не "воронок"?
black_marya: (читаю)
Самые светлые и грустные истории - это истории о том, как мы вырастаем, о том, как уходит детство. И самые страшные и печальные истории - это истории о том, как это детство насильственно разрушают. Не обязательно даже так нарочито и антиутопично и абстрактно, как в "Повелителе мух" Голдинга, даже так обыденно и человечно и правдиво, как в приставкинской "Тучке".

Наверное, поэтому из книжки Мануэля Риваса "Карандаш плотника" самым трогательмым и настоящим оказались рассказы... во многих просто  и прямо говорится именно о конце детства. И всегда - о любви. Хотя и сама повесть хороша. Как я люблю: карандаш плотника за ухом тюремщика и голос расстрелянного художника в сердце.

Что-то в этом есть исконно человеческое и человечное... и даже слегка религиозное. Ведь тоска по потерянному раю и по детству и утраченной невинности близки...

А еще оказалось, что именно по рассказу Риваса был снят один неплохой фильм - "Язык бабочек". Фашизм, показанный в одной короткой сцене... это невероятно.

Кстати, как когда-то сказала [livejournal.com profile] juniper_vodka, ирладцы из своей IRA сделали экспортный продукт, не менее популярный, чем ирландские танцы, испанцы - возвращаются снова и снова с любовью и ненавистью к эпохе Франко... Но почему же мы никак не можем так же искренне размышлять о сталинском времени? почему неизбежно мы создаем памфлеты?!!
А ведь спрос на Сталина на западном рынке куда как велик... Ну из родного - Catherynne Valente (она, правда, замужем за русским) пересказывает сказку про Марью Моревну и Кащея Бессмертного, и как раз о сталинской России...
black_marya: (Clive Barker)
1. Не думай.
2. Думаешь... не говори.
3. Думаешь и говоришь... не пиши.
4. Думаешь, говоришь и пишешь... не подписывайся.
5. Думаешь, говоришь, пишешь и подписываешься... не удивляйся.
black_marya: (читаю)
Как же занятно стилизованы русские сказки в разных англоговорящих странах!

Книжку эту - "In the Forests of Serre" by Patricia Mckillip - я давно читала... Смотрите, какая славная картинка на обложке...

А кто угадает, кто эта девушка на обложке? Ниже - начало книги - про нее же. Почитать и угадать )

А дальше будут просто картинки Вани Журавлева
 

Еще много-много картинок... детям до 16... )
black_marya: (человеческое лицо)
По странной причуде кого-то из сотрудников Первого канала после "Царя" Лунгина в сетку вещания в первом-то часу ночи поставили мультик "Про Федота стрельца". Как ни странно, пошло очень хорошо. В общем-то, и то, и другое - авторская сказка. И что-то черпают они из одного источника... ведь в русской сказочной традиции царь вечно нескладеха, недотепа, неумеха, безвольный и, в общем, ни плохой и ни хороший человек. Юродивый, но только не Богом одержимый, а нечистым. Чуть что не по его воле - бедняга уже бьется в истерике. Этим-то и похожи. Даже визуальный ряд... та первая сцена, когда Мамонов срывается с высокого крыльца, вниз по ковровой дорожке... ну разве не напоминает сценку, когда бедолага царь, не добившись успеха у Маруси, катится вниз по лестнице и заматывается в красную ковровую дорожку? Юродивый, да. "Где мой народ?" (Ну почти - "А король-то голый!") И чем Малюта Скуратов не типаж Генерала? И служака верный, и семьянин добрый, и негодяй порядочный. Да и войско опричное - чем не Баба Яга? (метлы даже имеются...) Баланс страха, выгоды, приятельства во взаимоотношениях вполне тот.



Только "Царь" - проект куда более коммерческий, если не по сути, то по принципу работы с материалом. Тут и Апокалипсис, и "жена облечена... в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее; и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным". Честное слово, лучше царица смотрелась бы только в черном обтягивающем латексе. Хотя художник по костюмам и так расстарался.



Тут и сиротка, и чудотворная иконка, и гром небесный, и гладиаторские бои, и мавзолей, и что-то совсем непотребное...



И инженер Леонардо, и Вилле Хаапасало и его пыточный городок, использующий (конечно же!) технический принцип ветряной мельницы Леонардо. Хотя что уж тут мелочиться - а как вам сцена, где прихожане только что не на куски рвут митрополита?

И во всем этом чисто русский размах, винегрет - так побольше, да пихай в него все что в доме завалялось, вкуснее выйдет.

Картина получилась, как, несомненно, и задумывалось, вневременная. Единственное, в чем чувствуется время, и не нынешнее, а то, - это в образе митрополита Филиппа. И не в его святости, нет, напротив. Янковский играет не столько инока, сколько боярина. И исторической правды больше в этом противостоянии царя и боярина, чем в иступленных молитвах, призывах к милосердию, богоискательстве. И лишние тут библейские ассоциации и цветущие яблони в весеннем месяце нисане. Но именно к Богу больше всего обращает своих героев Лунгин. Град земной и град небесный, Антихрист и Христос. Но не таким языком говорить о Боге и даже о природе власти. Язык попсовый. Снять бы этот фильм не как исторический, а как фантастический - цены бы ему не было.

Profile

black_marya: (Default)
black_marya

September 2013

M T W T F S S
       1
234 5 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Delicate for Ciel by nornoriel

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios